«О спорте не для всех». История Полярной Олимпиады. Часть 6


Мурманский спорт многолик и разнообразен, и его история заслуживает того, чтобы её знали. Центр «Стратегия» обратился к книге-летописи М. Дубницкого и А. Храповицкого «Праздник Севера» 1974 года издания и начинает цикл материалов о Полярной Олимпиаде – визитной карточке Мурманска и всего Кольского Заполярья.

• Время чтения — 28 минут


В те военные годы

Не изменяя традициям

В годы Великой Отечественной войны Праздник Севера не утратил союзного значения. Его роль повысилась, так как в тяжёлую зиму 1942 года первенство страны по лыжным гонкам не проводилось. Он стал единственным местом для соревнований, в котором могли участвовать спортсмены областей и городов нашей страны. С первых дней войны Заполярье проводило в действующую армию и на флот лучших своих сыновей и дочерей. Именно они, хорошо подготовленные к нелёгким испытаниям, смогли стать ядром партизанских отрядов, разведбатальонов и лыжных дивизий, сдерживающих натиск горных егерей, рвущихся к Мурманску.

Но и спортивная жизнь не замирала в прифронтовой полосе. В короткие промежутки между боями, после выполнения заданий в тылу врага бойцы выступали на первенствах своих частей и подразделений, соревновались так же азартно, как и в мирные дни. Лыжам в те годы придавалось первостепенное значение: от умения стремительно передвигаться по заснеженным сопкам зависел подчас успех боевых операций. Дерзкие и неожиданные броски бойцов лыжных батальонов наводили страх на фашистов.

Мурманский областной комитет партии и Комитет обороны считали необходимым проводить военизированные лыжные соревнования в прифронтовой полосе. Каждый северянин должен был овладеть мастерством хождения на лыжах, уметь пользоваться лыжами в любой обстановке.

По инициативе областного комитета партии и обкома ВЛКСМ в Мурманске была сформирована добровольческая комсомольская рота, в состав которой вошли многие опытные спортсмены, гордость нашего края.

Традиционными стали массовые военизированные соревнования молодёжи фронтовых подразделений и тыла. В профсоюзно-комсомольском кроссе 1942 года приняло участие восемь с половиной тысяч человек. На старт выходили бойцы народного ополчения и истребительных отрядов. Они демонстрировали хорошую физическую подготовку и лыжное мастерство.

В последующие годы число участников кроссов неизменно росло.

В 1943 году стартовало свыше 11 тысяч лыжников, в 1944-м на дистанции вышло 19 тысяч человек. Тогда же внутри районов были впервые проведены соревнования сельской молодёжи, которая обучалась искусству боевых действий на лыжах по многочасовой программе. Большинство участников кроссов сдали нормативы комплекса ГТО первой и второй ступени.

Приближалась весна 1942 года. Положение Мурманска было очень трудным.

Можно ли провести Праздник Севера в подобных условиях? Высказывалось предложение перенести его в Кировск – ведь там значительно спокойнее.

Но сделать это – значило бы нарушить уже сложившиеся с годами традиции. Против переезда Полярной Олимпиады высказались многие ведущие спортсмены Мурманска –братья Александр и Павел Синцовы, Георгий Абрамов и другие.

– Праздник Севера, – говорили они, – должен состояться в Мурманске, и только в Мурманске. Организаторы Праздника Севера согласились со спортсменами.

Началась напряжённая подготовка к стартам. Нередко лыжникам, выходившим на учебные занятия, приходилось укрываться в скалах или подвалах домов. Но как только звучал сигнал «Отбой!» спортсмены вновь становились на лыжи, продолжали тренировки. Порой, не дожидаясь окончания налёта, они помогали разбирать завалы, откапывать людей, тушить пожары.

Спортсмены, оставшиеся в тылу, трудились самоотверженно, недоедая и недосыпая. И всё же успевали найти время для лыжных занятий с подразделениями народного ополчения, с допризывниками.

Любую возможность для проведения соревнований использовали и на фронте.

Известен такой эпизод, весьма характерный для военных лет.

Отряд морских разведчиков под командованием Виктора Николаевича Леонова получил задание совершить глубокий рейд в тыл врага. Уходя на эту операцию, воины жалели, что им не удастся принять участие в первенстве гарнизона по лыжам, которое должно было состояться через несколько дней. А шансы на успех у разведчиков были немалые: в составе отряда сражались многие мастера лыжного спорта, в том числе Борис Абрамов, Владимир Оляшев, который станет в будущем сильнейшим гонщиком страны, Григорий Тихонов, Леонид Суржиков и другие.

Несколько суток продолжался рейд североморцев.

Вернувшись на базу, разведчики всё же вышли на старт лыжных соревнований и заняли в эстафете первое место.

Подобных эпизодов можно было бы привести немало.

Сошлёмся на воспоминания одного из летописцев Праздника Севера Александра Назарьевича Синцова.

«Подготовка к Полярной Олимпиаде развернулась широким фронтом. В прямом и переносном смысле этого слова. Она проводилась большей частью в поздние часы. Я видел, как каждый вечер, лишь только затемнённый город начинал погружаться в сумерки, рабочие, военнослужащие, учащиеся школ становились на лыжи и уходили в горы, обступающие Мурманск. Даже в прифронтовой полосе, неподалёку от передовых рубежей, зачастую можно было наблюдать, как воины Карельского фронта и Северного флота тренировались на склонах гор и в лощинах, выбирая такие места занятий, которые не просматривались с позиций противника. Перед началом одной из гонок Праздника Севера стало известно, что ветерану Олимпиад Алексею Дмитриевичу Лопинцеву присвоено звание мастера спорта. А кто знал, что… действуя в составе группы автоматчиков, он был тяжело ранен в ногу? Превозмогая страшную боль, полз он по глубокому снегу к своим. Медицина в конце концов отказалась от ампутации, но не верила, что вернётся Лопинцев и в лыжный спорт. Ошиблась она, по-хорошему ошиблась».

Март 1942 года. Флаг VIII традиционного Праздни- ка Севера поднимает заслуженный мастер спорта старший лейтенант А. Кузнецов. Программа соревнований насыщена военизированными видами. Лыжники выходят на старт в полной боевой форме, за спинами двенадцать килограммов груза и винтовка, на боку – про тивогаз. На дистанции барьерные препятствия, крутые спуски с поворотами, стрельбище, рубежи для метания гранаты. На подобной трассе проверяется военная и спортивная выучка. Протяжённость её 10 кило- метров для мужчин и 5 – для женщин.

В тот год, как и в последующие военные годы, парад принимал член Военного совета 14-й армии секретарь Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостин. Несмотря на чрезвычайную занятость, он не уходил из стартового городка до тех пор, пока не финишировали все участники.

– Стартовая площадка, – вспоминает участник VIII Праздника Севера судья республиканской категории горьковчанин Василий Григорьевич Соболев, располагалась тогда около корпусов больничного городка. Лыжные дистанции проходили мимо сопки Варничной к Ледовому озеру. На старт вышло около 200 человек, да и зрителей пришло немало. В те дни каждый мурманчанин знал: если тучи низко нависли над сопками – в небо смотреть незачем. Ну, а если в небе ясно, то надо глядеть в оба: могут прилететь фашисты.

На этот раз ничто не предвещало неприятностей. Уж начались гонки, спортсмены и зрители увлеклись борьбой на дистанции. И вдруг заревела сирена, сигнал боевой тревоги слился с залпами зениток. Часть зрителей по привычке метнулась к скалам, укрылась за валунами, многие же остались на месте. Продолжалась и лыжная гонка. Звуки воздушного боя, разрывы снарядов доходили и до нас. Потом мы услышали пронизывающий звук пикирующего самолёта. Со стороны Кольского шоссе на бреющем полёте пронёсся «мессершмитт». Ещё через минуту вслед за ним промчались наши истребители.

– В этот день были еще тревоги, хлопали зенитки, но соревнования шли по расписанию, – заключает Василий Григорьевич. – Вот только зрителей поубавилось. Но мы не обижались на них, знали, что многие из них несут нелёгкую вахту в цехах судоверфи, в порту, на железной дороге.

Итак, Праздник Севера продолжал свою биографию. По понятным причинам гостей приезжало в Мурманск намного меньше, чем до войны. И всё же спортсмены Карелии, Вологды, Архангельска находили возможности выставлять свои команды. Весной 1944 и 1945 годов на спортивные торжества прибыли старые друзья северян заслуженные мастера спорта Мочалова и 3. Болотова, П. Орлов и А. Торопов. Они представляли на Полярной Олимпиаде команды Москвы, Ленинграда, Горького. Шефы Северного флота – ярославцы послали своих лыжников во главе с чемпионкой области Валентиной Ланге.

Ежегодным местом свидания и встреч стал Праздник Севера и для заполярных спортсменов. С Кандалакшского направления прибывали инструкторы лыжной подготовки полковой разведки Алексей Лопинцев, Агафон Мошников, Николай Глазер, Виктор Абалихин, c Рыбачьего – политработник Георгий Абрамов, из гвардейских подразделений, сражавшихся на подступах к Мурманску, – Александр Базарный, Павел Синцов, с Северного флота – разведчики Николай Фролов, Александр Синцов, Алексей Кузнецов.

Плечом к плечу с мужчинами сражались и многие девушки Заполярья. Ушли на фронт отличные лыжницы К. Дьячкова (Давидюк), К. Акилова, К. Косоурова (Федорова), П. Баева (Антуфьева), Лукичева, E. Вольхина. Одни были инструкторами физкультуры и подготовки лыжников, другие – связистками, медицинскими сёстрами фронтовых госпиталей.

Праздник Севера в годы Великой Отечественной войны имел не только символическое или военно-прикладное значение. Неизменно росла популярность лыжного спорта, увеличивалось число участников соревнований. На XI Полярной Олимпиаде стартовало уже 350 спортсменов, больше, чем когда-либо ранее. Совершенствовалось мастерство лыжников, Праздники Севера открывали многих талантливых гонщиков.

Именно в это трудное и горячее время впервые заявили о себе в полный голос замечательные советские мастера Фёдор Терентьев и Владимир Оляшев.

– Фёдор прибыл к нам в лыжную бригаду из Карелии, – рассказывает ветеран войны и заполярного спорта Полина Ильинична Баева (Антуфьева). – Рослый, крепкий, физически сильный. В поход на лыжах ходили мы в валенках. Кто пришивал, кто прибивал заклёпками на носок кожаные рожки, чтобы ремень не соскакивал. Конечно, в такой обуви на соревнованиях бегать было неудобно. И вот тут мы узнали, что прибывший к нам красноармеец Терентьев умеет шить лыжные ботинки. Командование определило его в нашу роту сапожником. Фёдор с большой охотой взялся перешивать ботинки с большого размера на маленький. Особенно были благодарны ему наши девушки. Через какую-то неделю они щеголяли на соревнованиях в новенькой обувке.

Но не только за трудолюбие нравился нам всем Терентьев. На лыжах ходил он легко и быстро. Уже на первых стартах вошёл он в число призёров, хотя бежать пришлось в стёганой ватной фуфайке и таких же брюках. Свой успех он воспринял как само собой разумеющееся: родился и вырос в Карелии, где с лыжами дружат с самого раннего детства. Терентьев обратил на себя внимание инструктора Павла Назарьевича Синцова, лыжника умелого и опытного. Начались усиленные тренировки, Фёдора включили в сборную команду подразделения. Прошло не так много времени, и на XII Празднике Севера спортсмен стал достойным соперником самого Павла Орлова. Он занял второе место в гонке на 18 километров, а на «тридцатке» лидировал почти до самого финиша, но неожиданно сломал лыжу. И всё же в этот год Фёдор получил две алые ленты Полярной Олимпиады – победителя Праздника Севера и чемпиона области…

Триумфальным был и дальнейший путь самобытного мастера. На чемпионате страны 1954 года он установил своеобразный рекорд: выиграл золотые медали сразу на трёх дистанциях: 18, 30 и 50 километров. На зимних Олимпийских играх в Кортина д’ Ампеццо Фёдор Терентьев помог завоевать команде Советского Союза высшие награды в эстафете 4×10 километров.

Молодой краснофлотец Владимир Оляшев начинал службу на Северном флоте в учебном отряде. Здесь регулярно проходили лыжные соревнования, принимал в них участие и Оляшев, обнаружив задатки хорошего гонщика. Наставником молодого спортсмена стал Арсений Яковлевич Гуляев, ленинградец, один из ветеранов советского спорта, классный лыжник и легкоатлет. Он сумел увидеть в Оляшеве большого мастера. Североморец мужал от старта к старту, накапливал опыт лыжных сражений, учился побеждать самых грозных соперников. Вскоре ему было присвоено звание мастера спорта СССР. На протяжении многих послевоенных лет Владимир Оляшев не знал себе равных на лыжне, одиннадцать раз завоевывал он звание чемпиона Советского Союза. Позднее Владимир Фёдорович успешно закончил Военный институт физической культуры и много лет работал тренером в Центральном спортивном клубе армии.

В 1944 году, на Х юбилейной Олимпиаде, впервые стали присваивать звание абсолютных чемпионов. Высокую награду – алую шёлковую ленту мог получить только самый умелый многоборец, одинаково сильный в лыжных гонках, на трассах горнолыжных соревнований, на военизированных дистанциях.

Список абсолютных чемпионок открыла кировская лыжница Мария Борисова. Она смогла обыграть таких больших мастеров, как чемпионки страны Мария Початова и Зоя Болотова. До войны М. Борисова работала чертёжницей в маркшейдерском отделе рудника имени С. М. Кирова. В то время здесь была очень сильная спортивная организация, которой руководил выпускник Московского института физкультуры Михаил Макаров. Как-то, поддавшись на уговоры, пришла в лыжную секцию и Борисова. Брюк у девушки не было, так и пошла в юбке, лыжи были с мягким креплением. Первый блин вышел комом: перевалялась в снегу, вымокла, продрогла. Друзья смеялись, увидев Машу в таком далеко не спортивном виде. А это её только подзадорило. В следующее воскресенье Борисова снова пришла в секцию. Так началась её жизнь в спорте.

Первые старты были неудачными, но Маша не отчаивалась, а лыжи полюбила уже на всю жизнь. Тренировалась после работы, по вечерам. Специальных спортивных сборов тогда почти не проводили, поэтому чтобы попасть в команду, необходимо было показывать высокие результаты. конкуренток – масса. Пришлось воспитывать в себе бойцовские качества, умение отдавать все силы для достижения победы.

Уже после войны, в марте 1947 года, Марии Афанасьевне Борисовой было присвоено звание мастера спорта СССР первой из спортсменок Мурманской области.

Больше двадцати лет проработала Борисова преподавателем физкультуры в Кировском медицинском училище. Начинала буквально на пустом месте. Не было ничего – ни базы, ни инвентаря. Но известную спортсменку молодёжь встретила с радостью, поддержала совсем еще неопытного педагога и тренера. А Мария Афанасьевна вела уроки, организовывала соревнования, походы, сама участвовала в них. Сотням людей привила она любовь к спорту.

«Вездеходы тундры»

В Заполярье нелегко было использовать для боевых операций и разведывательных поисков моторизованный транспорт. Обширные озёра и болота, многочисленные ручейки и речки, глубокие заснеженные ложбины, горы, скалы, бездорожье – всё это затрудняло движение техники. Особенно в зимние месяцы, когда над полуостровом спускалась полярная ночь, а в тундре бушевали метели и бураны.

В самые трудные моменты на помощь воинам приходили оленьи упряжки. Выносливые и неприхотливые, олени верно несли службу в действующей армии.

Были в годы войны на Северном направлении подразделения, наименования которых говорили сами за себя – «олене-лыжные». Большое значение придавалось использованию лыжных батальонов и оленьих упряжек в проведении боевых операций.

Упряжки и целые караваны вывозили в тыл тяжелораненых и доставляли на передовые позиции боеприпасы, оружие, провизию.

Олени были незаменимым видом транспорта. И чем хуже погода – тем больше было вероятности и надежды, что воины-оленеводы успешно выполнят задание командования. Многие из них были призёрами оленьих гонок Праздника Севера.

Из глубины тундры приезжали оленеводы в лыжные батальоны. Оленей с собой приводили самых отборных. Погонщики были великолепно подготовлены к тяготам походной жизни. Их не пугали ночёвки под открытым небом, многосуточные переходы, отсутствие горячей пищи. Славились спортсмены-оленеводы и отменными следопытскими качествами. Бывший разведчик Александр Назарьевич Синцов вспоминал о таком эпизоде, который ярко характеризует мастерство коренных жителей тундры.

«Как-то глубокой ночью ловозёрские пастухи – участники Праздников Севера Пётр Лукин и Борис Юлин вывозили раненого лыжника из далекого вражеского тыла. Когда упряжки достигли нейтральной зоны, олени вдруг остановились.

– Товарищ командир, справа следы! – доложил мне Юлин.

Сбоку, несколько поодаль, параллельно нашему движению змейкой петлял человеческий след. Не враг ли пробирается этими глухими местами?

Определите количество людей, прошедших по следу, и куда он ведет, поставил я задачу Юлину и Лукину.

Саамы прилегли к снегу, долго и внимательно всматривались в отпечатки следов и установили, что здесь прошла группа.

– А как давно прошли эти люди? задаю им вопрос.

И саамы по известным только им приметам определили, когда появились следы. Чуть позднее на командном пункте подтвердили: следопыты с поразительной точностью установили численный состав группы, её направление и время прохождения. Соответствующие меры были приняты своевременно».

О том, как спортивная закалка, полученная на трассах Праздника Севера, помогла его участникам в защите Заполярья и в каких условиях им приходилось выполнять боевые задания, вспоминает член сборной команды 14-й армии П. В. Гребнев:

– Наше разведывательное подразделение в течение зимней ночи совершало походы до 70 80 километров со всеми предосторожностями, то есть с головным, тыльным и боковыми дозорами. А это означает, что одна треть пробивала себе лыжню по глубокому снегу, проваливаясь по колено.

С оленьими упряжками было легче.

Однажды поисковая группа отправилась в очередной рейд в тыл противника, к норвежской границе. Как обычно, бойцы двигались на лыжах. Продукты питания, а, боеприпасы и другой груз находился на трех упряжках. Олени были под стать окружающему ландшафту: белошёрстные, маскировочные халаты им не требовались. Снегу выпало в ту зиму много – рыхлого, пушистого. Сменяя друг друга, бойцы прокладывали лыжню. Проваливались в сугробы глубоко, уставали больше, чем обычно. Да и для упряжек этот поход был не из лёгких.

Уже выполнили задание и повернули на восток к своей базе, как неожиданно наступила оттепель. Мартовский снег стал мокрым, рыхлым, тяжёлым. Вдобавок ко всему прекратилась снежная поземка с зарядами лёгкой пурги, ослепительно светило солнце, ночь перешла в короткие сумерки. Как ни маскировались разведчики, фашисты с самолёта обнаружили группу. Началось преследование.

– Это была лыжная гонка по большому счету, – дополняет рассказ однополчанин П. В. Гребнева, мурманчанин, многократный участник Праздников Севера Г. А. Боровой. – Только решалась в ней судьба не медалей и призовых мест, а наша собственная. Лыжня была необыкновенно тяжёлой. Кончились продукты. Остановить оленей и дать им возможность поесть ягеля мы не могли. Через сутки животные стали отставать, а немного спустя и вовсе выбились из сил. Жалко было с ними расставаться. Ведь это с их помощью операция прошла успешно. Но чтобы не задерживать хода всего отряда, пришлось оставить оленей в тундре, а нарты забросать снегом.

Наша группа была хорошо подготовлена и шла быстрее неприятеля. К тому же тщательно заметала за собой лыжный след. Словом, вырвались из кольца на нейтральную полосу, а там уже и наши позиции показались. Отдохнули, выспались, готовились к новому делу, но никак не могли забыть оставленных в тундре животных. И как же удивились бойцы, когда через несколько дней увидели всех до единого оленей, возвратившихся в расположение части. Как они выбрались из тундры, нашли путь к базе, остались не замеченными для противника, перешли линию фронта, неизвестно.

На Праздниках Севера военной поры пастухи-оленеводы были в центре внимания. Традиционные малицы они сменили на армейские шинели и флотские бушлаты, на ушанках горели красные звёздочки. Сверху надевали маскировочные халаты с капюшонами.

Программа соревнований претерпела некоторые изменения. Появились состязания по перевозке грузов оленьими упряжками. Пятикилометровая трасса проходила по Кольскому шоссе. В 1943 году эту дистанцию быстрее всех одолел со своей упряжкой оленевод П. Лукин. Груз олени провезли солидный – более 600 килограммов. Подобная упряжка была просто незаменимой на передовой.

И ещё одна новинка родилась в годы войны. В 1945 году впервые были проведены соревнования по буксировке лыжника оленями. Эти соревнования завоевали большую популярность, потребовали от оленеводов, помимо других качеств, незаурядного лыжного мастерства. С тех пор на Праздниках Севера стали определять абсолютных чемпионов среди оленеводов. Это почётное звание получал тот из спортсменов, кто успешно выступал в оленеводческом троеборье – гонках скоростной, на выносливость и в буксировке.

В Полярных Олимпиадах военных лет участвует много женщин. Оно и понятно. Мужчины-оленеводы ушли на фронт, вся тяжесть нелегкого труда легла на плечи. Колхозницы работали пастухами, готовили упряжки для армии, посылали немудрёные подарки воинам, показывали своё умение на соревнованиях Праздника Севера.

57 лет было Марии Герасимовой, когда она приехала из Ловозера в Мурманск, чтобы стартовать вместе с другими колхозницами на Олимпиаде. Олени чутко отзывались на каждую команду погонщицы, быстро неслись по снежной поляне. На финише бойцы тесным кольцом окружили женщину, расспрашивали о жизни колхозной тундры, желали Герасимовой долгих лет жизни и счастья.

Имена на поверке

Весна 1945 года. Ещё не отгремели последние военные залпы, но ощущение близкой победы над врагом царило в сердцах и мыслях участников XI Праздника Севера.

Вновь Мурманск принимал гостей из многих городов страны. Как мы уже говорили, чемпионаты СССР в годы войны не проводились. Вот почему было так велико желание ведущих мастеров вновь встретиться на лыжне, померяться силами с талантливой молодёжью.

Мурманская команда была в то время сильной. От старта к старту повышал мастерство Владимир Оляшев, на равных боролись с чемпионками страны кировчанки Мария Борисова и Дарья Овчинникова, виртуозную технику демонстрировали сильнейшие горнолыжники Заполярья Семен Ялакас и Валерий Бекешин. И хотя среди гостей Праздника Севера было немало асов лыжного спорта: Павел Орлов, Александр Торопов, Зоя Болотова, Зинаида Седнева и другие, – мурманчане одержали победу в борьбе сборных команд областей.

* * *

За годы войны заполярный спорт понёс значительные потери. Наши лучшие мастера не привыкли отсиживаться за чужими спинами. На самых первых и самых трудных рубежах были они на фронте. И речь сейчас пойдет о тех наших спортсменах, которым уже не придётся стартовать на дистанциях Праздника Севера. Вечная им память!

Большое спортивное будущее предсказывали специалисты молодому мурманскому лыжнику Анатолию Косоурову, токарю судоверфи. Перед самой войной, в марте 1941 года, он блестяще выступил на Празднике Севера, превзошёл многих опытных слаломистов, стал чемпионом Олимпиады.

На фронте решались задачи посложнее. Но никто и никогда не видел, чтобы Анатолий сгибался под тяжестью нелёгких военных испытаний, унывал, пасовал перед трудностями. Волевой и закаленный комсомолец был любимцем подразделения, его гордостью.

Косоурова с нетерпением ожидали на Х традиционном Празднике Севера…

В один из мартовских дней 1944 года комсомольская рота, в которой воевал Анатолий, штурмовала сильно укреплённую фашистскую высоту. Вражеская пуля оборвала жизнь мужественного солдата и спортсмена.

В довоенные годы не успел по-настоящему раскрыться спортивный талант другого лыжника – слесаря-монтажника Бориса Абрамова. Но и первые старты на флотских соревнованиях позволили обнаружить у него незаурядную технику. В годы войны он стал умелым и опытным разведчиком. Немало ответственных боевых заданий командования выполнил Абрамов, не раз выручал товарищей по оружию. На VIII Празднике Севера спортсмен выступил прямо-таки блестяще, оправдал надежды земляков. В единоборстве с заслуженным мастером спорта Алексеем Кузнецовым он выиграл спортивную лыжную гонку и военизированную. Это было последнее и самое яркое выступление Бориса Абрамова на традиционном Празднике Севера. Во время одного из походов в тыл врага он погиб смертью героя.

«Батей» называли в отряде разведчиков штаба Северного флота Семёна Флоринского. Это был разносторонний спортсмен. Он одним из первых освоил слаломные трассы Праздника Севера. Трудовую закалку Семен получил в коллективе Мурманской судоверфи, где работал механиком.

Флоринский был однополчанином и другом Бориса Абрамова. Прикрывая отход товарищей, они стреляли до последнего патрона и не ушли с боевой позиции.

Настоящим «академиком» лыжных дел по праву считался в Мурманске слесарь Александр Замятин. Его трудовая биография также тесно связана с Мурманской судоверфью, а спортивная Праздником Севера. К тому же редкий из дальних лыжных переходов или агитпробегов обходился без его участия.

В первые годы войны Замятин предложил для бойцов разведывательных отрядов несколько необычные лыжи. Они были немного короче и шире обычных, гоночных, удобные для многодневных походов в тундре. Теперь уже лыжники даже с полной выкладкой не проваливались на глубоком снегу.

Коммунист Замятин с начала войны ушёл на Северный флот. Позднее, когда началась историческая битва под Сталинградом, в составе батальона морской пехоты североморцев он воевал на Волге. Здесь, в тяжёлых уличных боях, оборвалась жизнь замечательного лыжника, стахановца и воина Александра Замятина.

Ветераны Полярных Олимпиад хорошо помнят товарища по труду и спорту слесаря судоверфи Петра Лоушкина. Волевой и выносливый лыжник, он был призёром многих мурманских и союзных гонок. Дерзким артиллеристом-разведчиком остался он в памяти однополчан. Артиллерист Пётр Лоушкин отдал жизнь, защищая Ленинград.

В строю вечно героев – воспитанник комсомольской организации Кировска, оператор обогатительной фабрики Николай Глазер – лыжник, разведчик.

Защищая Советское Заполярье, погиб и кировчанин аппаратчик Макс Мельников – один из первопроходцев хибинских слаломных трасс, воспитатель многих способных спортсменов.

Прекрасно владел лыжами кировчанин комсомолец Николай Сериков, слесарь с обогатительной фабрики. В минуты затишья он обучал лыжному искусству товарищей по оружию. В одном из неравных боев, когда бойцы-пограничники попали под кинжальный огонь вражеского дота, Николай, не раздумывая, бросился с гранатами на амбразуру.

Первой из девушек добровольно вступила в лыжное подразделение кировчан комсомолка Эльма Биргит. Выносливостью, мужеством, меткой стрельбой она удивляла многое повидавших солдат. Когда это было необходимо, Эльма под огнём врага выносила с поля боя раненых. Ей тоже не довелось увидеть салюта Победы.

С именем Семёна Гусева связана целая эпоха в развитии заполярного лыжного спорта. Еще зимой 1928 года он участвовал в первых в нашем крае официальных лыжных гонках. Потом – в эстафетном пробеге 1932 года в Ленинграде. Вместе с другими спортсменами он закладывал фундамент Праздника Севера.

Печатник типографии «Полярная правда», старый мурманский комсомолец, спортсмен разносторонний и умелый, Семён Гусев погиб в боях с белофиннами.

Плечом к плечу с мурманчанами сражались на фронтах многие их друзья из других городов страны.

Ярким был путь в спорте ленинградского лыжника, участника довоенных Праздников Севера Владимира Мягкова. В конце 1939 года вместе с большой группой спортсменов он вступил добровольцем в один из боевых лыжных отрядов, действовавших против белофиннов. За отличное выполнение заданий командования Мягков первым среди известных советских спортсменов был удостоен звания Героя Советского Союза. Зимой 1943 года Владимир Мягков в боях с врагами геройски погиб, открыв путь нашим бойцам, наступавшим на укреплённый район противника.

Не вернулся с фронта Великой Отечественной войны мастер спорта из Горького В. Торопченов, токарь-стахановец с прославленного завода «Красное Сормово».

Отважно сражалась в отрядах особого назначения неоднократная участница Праздника Севера Л. Кулакова. Ей тоже не суждено было дожить до светлого дня Победы.

Каждую весну легкоатлеты Мурманска встречают новый сезон эстафетой на приз имени Героя Советского Союза Анатолия Бредова. Моряки-североморцы проводят ежегодно соревнования боксеров – «Мемориал первого командующего Северным флотом адмирала Душенова». Думается, что и лыжники, конькобежцы, слаломисты, все участники Праздника Севера стартовали бы в подобных состязаниях, боролись бы за памятные призы имени А. Косоурова, Б. Абрамова, С. Флоринского, А. Замятина и других наших славных земляков.

Продолжение следует…